Выбрать страницу

Заседания Комиссии по Закону Божию
при 2-м Педагогическом Съезде представителей русской средней и низшей школы за границей, от 9 июля 1925 года.

ПРИГОТОВИТЕЛЬНЫЙ КЛАСС. – Первым вопросом настоящего заседания был поставлен вопрос о составе курса Закона Божия для так называемого младшего концентра средней школы, или приготовительного курса. По программе русских средне учебных заведений курс Закона Божия в приготовительном классе составляли: а) научение молитве, б) краткая Священная История Ветхого и Нового Завета, в) краткий Катехизис – в самом элементарном его изложении. О. Председатель Комиссии прот. П.Беловидов просит высказаться по вопросу о приемлемости этой программы для нынешней школы. От себя он прибавляет, что для пользы концентрического изучения курса и для пользы дела религиозного обучения и воспитания необходимо добавить к курсу приготовительного класса краткое учение о богослужении.

Намеченная о. Беловидовым программа Закона Божия для приготовительного класса принимается Комиссией без прений.

ПЕРВЫЙ КЛАСС. – О. Председатель переходит к программе первого класса. Этот класс первый по счету в составе второго концентра средней школы. Если строго держаться концентрической системы, то в нем курс нужно начинать с объяснения молитв. Но в прежних программах молитвы в первом классе опускают. Нужно ли, спрашивает о. Протоиерей, вводить их теперь в курс первого класса. На основании своей практики он предлагает обратить внимание на изучение молитв при объяснении и богослужения.

В.В. Зеньковский напоминает, что в прежнее время изучались тропари. Сейчас их не знают даже в Кружках, члены которых иногда хотели бы принять участие в пении, но не могут вследствие незнания текста песнопений. О.П. Беловидов говорит, что у него этот недостаток постепенно устраняется прививающимся церковным пением. О. С. Четвериков ставит вопрос, почему бы теперь не ввести общего пения во всех учебных заведениях. О. Председатель полагает, что можно бы изучать церковное пение на классных уроках в объеме общеупотребительных церковных песнопений и молитв. Всецело примыкая к этому пожеланию, Комиссия постановила предложить Съезду ввести на уроках пения изучение церковных песнопений в указанном о. Беловидовым объеме.

Переходя к дальнейшему обсуждению программы первого класса, прот. Белолвидов высказывается, что относительно второго отдела концентра – Священной Истории Ветхого Завета – много кажется, возражений не будет. О Ветхом Завете много говорилось на прошлом заседании, а именно, на какие стороны внутренней и внешней жизни богоизбранного народа следует обратить преимущественное внимание в целях религиозно-нравственного воспитания детей; это сложный и спорный вопрос. В наших школах политическая сторона жизни еврейского народа опускается; оставлена только церковно-религиозная жизнь, которая даже и теперь многое объясняет в нашей жизни. Мы, например, в своем изгнании и рассеянии, погребая дорогих нам покойников, принимаем меры к тому, чтобы со временем можно было бы перевести их тела на родину. Это желание законно и естественно; оно вытекает из религиозных побуждений, основания которых мы видим в примере Авраама, Иакова и Иосифа. Итак, краткая Священная История Ветхого Завета должна быть оставлена на ее прежнем месте.

Пражское Предварительное Совещание внесло в свой проект программы для первого класса еще некоторые отделы из учения вполне естественно (совместная система обучения); тут не новшество.

О.С. Четвериков считает полезным, чтобы учение о богослужении, хотя бы частично, приходилось в каждом классе. В первом классе, например, сопоставление устройства скинии и новозаветного храма поможет детям уяснить превосходство Нового Завета над Ветхим, вызовет более сердечное отношение к нашему богослужению.

В указанном составе программа первого класса не вызвала возражений.

ВТОРОЙ КЛАСС. – Курс второго класса составляет Священная история Нового Завета. По мнению о. председателя, хорошо пройденный курс этого класса даст достаточный материал для всех остальных. Нужно только, чтобы Священная История изучалась по Евангелию. В этом случае может представиться только одна опасность, как бы дети не привыкли смотреть на Евангелие, как на обыкновенный учебник, делать в нем пометки, надписи, зачеркивания и т.д.

В.В. Зеньковский спрашивает, как действует в этом случае сам о. Протоиерей.

После рассказа законоучителя Священной Истории с помощью евангельского текста, дети прочитывают соответствующие места у евангелистов и затем излагают рассказанную историю, придерживаясь текста Св. Евангелия. Дома они просматривают урок по учебнику с целью воспроизведения в памяти выученного в классе.

Комиссия постановила во втором классе изучать евангельскую историю в объеме прежних программ, непосредственно по Евангелию, и только в тех случаях, когда для учащихся пользование евангельским текстом представляет затруднение, допускаются учебники для домашнего повторения урока.

По проекту Предварительного Совещания во втором классе, кроме того, вводится ознакомление с богослужением православной Церкви в тех случаях, когда учение о богослужении тесно связано с содержанием Евангельской истории. Это предложение также принимается.

Преосвященный Сергий возвращается к вопросу об изучении церковных песнопений. Изучение тропарей находится в тесной связи с евангельской историей. Эту мысль поддерживает и прот. С. Четвериков.

ТРЕТИЙ КЛАСС. – Переходя к курсу третьего класса, о. Председатель напоминает, что по прежним программам в этом классе изучался курс богослужения, за исключением треб церковных (из треб оставлены по программе погребение умерших, панихиды и молебны). В виду того, что некоторые отделы учения о богослужении пройдены в предыдущих классах, не найдете ли возможным, спрашивает о. Председатель, принять предложение – оставить в третьем классе краткое повторение учения о богослужении в систематическом порядке. По проекту Подготовительной Комиссии в третьем классе предполагается еще изучение жизнеописания святых, о. Председатель задает вопрос: можно ли точно указать, жизнеописание каких святых предположено изучать в третьем классе? Протоиереем о. Четвериковым был прочитан отрывок из проекта программы Предварительного Совещания из которого видно, что в программу 3-го класса вносится изучение истории Апостольской Церкви по книге Деянии Св. Апостолов, составляющей непосредственное продолжение изучаемой во втором классе Евангельской истории; как продолжение истории Апостольской Церкви в 3-м классе изучаются избранные жития святых мучеников, мучениц, подвижников.

Следует новый вопрос о. Председателя: вносить или не вносить этот отдел в курс третьего класса? Изучение истории Апостольской Церкви по книге Деяний Апостолов понятно, но что сказать об изучении житий святых, как нововведения?

Протоиерей о. С. Четвериков поясняет, что, по его мнению изучение житий святых состоит в связи с идеей концентра. Жития святых – та же история Церкви. Воспитательная ценность этого изучения, благотворное влияние на душу учащихся в таком возрасте самоочевидно. Желательность этого материала в курсе третьего класса поддерживает и проф. В.В. Зеньковский. Жития святых – это история в образах, история апостольства в Церкви. Впоследствии дана будет исторически-внешняя форма Церковной жизни, а здесь – огонь веры. С точки зрения основания и распространения Церкви, житийные повествования наиболее примыкают к Евангелию, как красноречивый пример осуществления его заветов.

По высказыванию о. Четвериковым и проф. Зеньковским соображениям, проект Подготовительного Совещания в части его, касающейся жития святых угодников, признается приемлемым. Таким образом, для программы третьего класса намечаются следующие отделы: а) богослужение, б) история церкви апостольского периода по книге Деяний Святых Апостолов в) жития святых, как проявление или отражение апостольской деятельности светочей христианской Церкви.

Оставалось точнее определить материал из учения о богослужении. О. С. Четвериков, по продолжению о. Председателя, читает соответствующую выдержку из проекта программы Предварительного Совещания. После этого о. Председатель проектирует программу в таких словах: “краткое повторение учения о богослужении Православной Церкви в систематическом изложении (с необходимыми восполнениями из не пройденных раньше отделов) – архитектоники богослужения, которое способствовало бы точному, ясному уразумению состава, содержания и внутреннего смысла главнейших форм богослужения Православной Церкви.”

ЧЕТВЕРТЫЙ КЛАСС. – О. Председатель перед обсуждением программы четвертого класса заявил, что принятая Комиссией концентрическая система распределения отделов по Закону Божию требует, чтобы в четвертом классе изучался Катехизис, так как в предыдущих классах пройдены все остальные отделы.

Это предложение сильно оспаривается проф. В.В. Зеньковским. Он выразил свое мнение в таких словах: “Преподавание Катехизиса в 4-м классе кажется мне нецелесообразным: детям трудно усвоить его, их религиозные интересы не требуют изучения Катехизиса. Когда говорят, что в четвертом классе нужно закончить второй концентр, то это соображение имеет лишь формальный характер. Идея концентрического преподавания не есть абсолютная идея, ради которой следовало бы заставлять детей изучать трудный материал. Когда говорят о том, что в 4-ом классе заканчивается “первая матура” и дети могут совсем оставлять школу, то должен сказать, что из 4-го класса уходят как раз менее способные, для которых изучение Катехизиса трудно, лучше для них получить сведения из истории Церкви. Наконец, я думаю, что и преподаватели не справятся с преподаванием вероучения в систематическом изложении (7 кл). И я думаю, что надо отказаться от преподавания Катехизиса в 4-м классе, а перенести его на 6-й или 7-й класс”.

О. Сергий Четвериков подчеркивает мысль, что в 4-м классе закладываются основы веры, которые потом сохраняются на всю жизнь, а в старших классах этот основной материал закрепляется. – В.В. Зеньковский отвечает: не отрицая возможности благотворного иногда действия изучения основ веры, едва ли можно признавать это общим для всех. К сожалению, именно Катехизис, проходимый в 4 классе – самый скучный предмет для учеников. Затруднительна для учащихся вопросно-ответная форма изложения, тем более что обычно требуется безусловная точность или буквальность ответа. Из опыта ему известно, что преподаватели не справляются с Катехизисом. Признавая ценность мысли о. Сергия, он однако находит, что в этом деле еще что-то нужно сказать.

Протоиерей о. П.Беловидов сообщает, что ему известна постановка преподавания Катехизиса, при которой вся тяжесть работы ложится на законоучителя, а не на учеников, причем достигались прекрасные результаты в смысле не только отчетливого знания, но и понимания Катехизисных истин. Законоучитель объясняет почти каждое слово Катехизиса путем сообщения церковных, священно-исторических и бытовых рассказов, воспроизведением литературных образцов, и уже после такой подготовки делается вывод катехизической истины в точной формулировке. Для облегчения запоминания и понимания тексты выписывались на классной доске и после объяснения и разбора (иногда даже этимологического и синтаксического) заучивались наизусть всем классом. Труд, разумеется, для законоучителя очень и очень тяжелый, но трудность изучения не может умалять значения доводов о. Сергия Четверикова.

В.В. Зеньковский предлагает компромиссное решение: нельзя ли выработать, начиная в 4-го класса, два варианта распределения материала по Закону Божию на выбор законоучителя. На это о. Председатель замечает, что подобная двойственность недопустима в программе, после чего В.В Зеньковский отказался от своей мысли, заявить, что, так как мы стремимся вообще к унификации программ, то наличность двух вариантов действительно могла бы породить большие неудобства при переходе учащихся из одной гимназии в другую.

О. Председатель останавливает еще внимание присутствующих на той громадной роли, какую играет в данном случае продолжительная традиция нашей школы. Перемещение катехизиса с занимаемого им места на многих произвело бы впечатление какого-то чрезвычайного переворота, который тяжко было бы воспринять и оправдать. И Высшая Русская Церковная Власть за границей в лице Архиерейского Синода согласилась на один урок Закона Божия в старших классах лишь из желания во что бы то ни стало сохранить освященный давностью порядок религиозного просвещения детей.

В.К. Недельский указал на прекрасную постановку обучения катехизисным истинам в католической церкви, где катехизис никогда не откладывается на старшие школьные классы и где это дело поставлено так успешно, что, как он хорошо знает из собственного опыта по жизни в бывшем Северо-западном Крае России, религиозные споры католиков с православными, к сожалению, всегда почти кончались не в пользу православных, не обладавших такими твердыми и отчетливыми познаниями в области своей веры, какими обычно располагала противная сторона. Что касается отрицательных впечатлений от фактического положения данного дела во многих случаях, то они в значительной степени обуславливаются неприятными реминисценциями из более или менее далекого прошлого, когда действительно в преподавании Катехизиса бывало немало методологических и психологических неправильностей. Но ведь в новейшее время законоучительская мысль и практика так далеко подвинулись вперед, что эти неудобные погрешности все более и более уходят в область прошлого.

Принимая во внимание изложенные методологические и жизненно-практические соображения, Комиссия решила сохранить преподавание Катехизиса на его прежнем месте, но только не распространять его на два года, а сосредоточить в одном четвертом классе и, в виду этого прохождения Катехизиса только в одном классе, признано допустимым возможное сокращение заучиваемых текстов.

ПЯТЫЙ КЛАСС. – Предварительным Совещанием предположено в пятом классе прохождение общей истории Церкви. Обмен мнениями о. Председатель начинает просьбой, чтобы эта часть Закона Божия изучалась не по господствовавшему доселе в средних учебных заведениях учебнику Прот. П. Смирнова, в котором история Церкви для учеников старших классов излагается в форме кратких эпизодов, не всегда точно излагающих и верно освещающих христианскую жизнь. В этом учебнике не представляется внутренняя сторона церковной жизни, как она кристаллизовалась на протяжении веков. О. Протоиерей полагал бы ввести такое подразделение отделов курса истории Церкви: 1) внешнее состояние Церкви (распространение христианства, гонение на христиан от иудеев и язычников); 2) состояние вероучения в Церкви Христовой (источники вероучения, мужи апостольские, ереси и расколы, борьба Церкви с ним, вселенские соборы, отцы и учители Церкви), 3) христианская жизнь (влияние христианства на личную, семейную, общественную и государственную жизнь, монашество); 4) богослужение (христианские храмы, постепенное развитие и установление чина богослужения, наиболее известные песнопевцы церковные, праздники и посты); 5) церковное управление. К изучавшемуся доселе церковно-историческому материалу о. Председатель предлагает присоединить общий обзор состояния Западной Церкви после отделения от Восточной. Чтобы иметь представление о движении религиозной мысли на Западе, нужно познакомить юношество с англиканством, старо-католичеством, мариавитством, и т.п. Эти сведения ценны и в воспитательном отношении, т.к. покажут юношам, как англикане путем исторических исследований, а старокатолики догматическим методом все ближе и ближе приходят к признанию истинности Православной Церкви.

Проф. Зеньковский поддерживает сделанное о. Председателем предложение о преимущественном сосредоточии внимания учащихся на внутренней стороне церковной жизни, на истории постепенно кристаллизации веры в период Вселенских соборов. Самая золотая эпоха в развитии церковного учения должна быть представлена с достаточной силой и глубиною и потому еще, что в ней дан ответ на некоторые искания нашей современности, например, относительно проблемы иконопочитания. Согласен также он и с необходимостью дополнительного очерка о деятельности римской церкви, ибо общая история освещает не Церковную, а политическую сторону работы Рима. Характеристика новейшего католичества уяснить, что такое католическое движение, католические партии, христианский социализм. Точно также знакомство с историей протестантства и с его разложением в новое время, с его различными течениями покажет наличность движения к православию и в протестантской среде. С своей стороны проф. Зеньковский предлагает ввести также хотя бы краткий исторический обзор истории славянских церквей.

Н.Ф. Новожилов заявляет, что ему представляется целесообразным в курсе пятого класса отвести некоторое место для углубленного изучения состояний Римской Церкви, в момент возникновения в ее недрах различных рационалистических учений. Здесь же он полагал бы полезным дать небольшой очерк канонического права Православной Церкви, т.к. при нашей почти полной неосведомленности в нем мы иногда чувствуем себя очень затруднительно при сложности и запутанности наших церковных отношений в беженстве.

Ясно вырисовывающаяся в сознании участников заседания крайняя насыщенность намечаемого курса сложным и разнообразным фактическим содержанием, равно как и большая трудность его с религиозно-философской точки зрения, вызвали предложение прот. С. Четверикова ввести два параллельных курса: один, более упрощенный, для всего класса и другой, более углубленный, только для желающих. О. П. Беловидов высказался за необходимость в этом случае организации особого семинария, чтобы не нарушать единства курса.

Прозвучал даже голос в пользу того, чтобы обзор духовного состояния христианского мира в 20 столетии перенести в курс шестого класса.

На вопрос об учебном руководстве для пятого класса, которое помогло бы учащимся усвоить столь обширный и сложный учебный материал, о. Председателем были рекомендованы прекрасные учебники: “Уроки по истории Христианской Церкви” вып. 1, П. Малицкого и “История Православной Христианской Церкви” прот. М. Дмитревского.

После всестороннего обсуждения вопроса Комиссией было постановлено: проходить в пятом классе Общую Историю Церкви до отделения Западной Церкви от союза с Восточной с присоединением краткого обзора церковной жизни на Востоке и Западе и после этого события. Что касается современных религиозных движений в христианском мире на Востоке и на Западе, то ознакомление с ним вести параллельно с обзором и характеристикой состояния Русской Церкви в новейшее время. Справедливо указанный дефект полного отсутствия у питомцев русской средней школы канонических сведений, по мере возможности, может устраниться освещением в истории Вселенских соборов не столько глубин их догматических определений, сколько церковно-практической или канонической стороны их деятельности.

Признать также весьма желательной перепечатку указанных о. Председателем Комиссии учебников Малицкого и Дмитревского.

ШЕСТОЙ КЛАСС. – Предварительное Пражское Совещание отнесло к курсу шестого класса изучение истории Русской Церкви. Она должна обнять собою следующие отделы: 1) начало христианства в России и его дальнейшее распространение, 2) церковное управление, 3) учение веры и духовное просвещение, 4) богослужебно-обрядовая жизнь русского народа и 5) религиозно-нравственная жизнь русского народа.

О. С. Четвериков выражает пожелание, чтобы в этом курсе не осталось неотмеченным влияние Церкви на многих светских русских деятелей (например, славянофилов).

Программа Предварительного Совещания для шестого класса и пожелание прот. Четверикова не вызвали возражения.

СЕДЬМОЙ и ВОСЬМОЙ КЛАССЫ. – Перед обсуждением программы по Закону Божию для 7-го и 8-го классов о. Председателем было сделано краткое сообщение по содержанию курсов этих классов. Свою информацию он дополнил указанием, что в нашей духовной и даже некоторой части светской литературы очень долго трактовался вопрос о необходимости изучения Св. Писания в средней русской школе. Оканчивая курс средней школы, наши юноши знали несколько отрывков из Св. Писания, заученных в Катехизисе; они лишь маленькими глотками пили из сосуда вводу жизни, никогда не получая удовлетворения непосредственно из Животворного Источника. Отсюда естественно возникает вопрос: оставить ли курс вероучения и нравоучения или же вместо них ввести чтение Св. Писания по определенной программе с целью просветления душевных запросов, исканий и сомнений, оправдания и утверждения Катехизисных истин, изученных ими ранее в четвертом классе.

Проф. В.В. Зеньковский находит, что одно другому не мешает. В учебнике о. И. Ктитарева он встречал целый ряд вопросов, которые не всегда могут быть извлечены непосредственно из Священного Писания, однако жизнь их ставит и к ним возвращает. Но изучение Священного Писания разумеется, настолько ценно само по себе, что он охотно отдал бы ему предпочтение. Идея изучения Священного Писания дорога ему по наблюдениям над молодежью. Последняя не умеет подходить, обращаться к Слову Божию. Этот недостаток может быть устранен по мере развития гимназических кружков. Юношеские и гимназические группы в 4-5 человек изучали бы сперва отдельные места Священного Писания, а потом и систематически. Для иллюстрации своей мысли В.В.Зеньковский рассказывает о небольшом кружке студента Ю.П. Степанова, в котором такая работа ведется в связи с толкованием Св. Писания у Св. Иоанна Златоуста. Однако для оратора остается неясным, куда отнести жизненно важную апологетическую часть из веро – и нравоучения. При экзегетике не останется места для апологетики. Несмотря на это затруднение, проф. Зеньковский высказывается за необходимость изучения в 7-ом и 8-ом классах Священного Писания.

Отвечая на недоумение, о. П. Беловидов указывает на апологетический материал, заключающийся, например, в беседе Христа Спасителя с самаритянкой. Проф. Зеньковский поясняет, что он имеет в виду апологетику в смысле соотношения между вероучением и наукой.

О.С. Четвериков защищает свою мысль о переходе к изучению первоисточника всего христианского знания. Он необходим и потому, что этот первоисточник христианам не известен и потому еще, что весьма важен. Экзегетика не исключает того, чтобы апологетические вопросы с ней до известной степени связывались или же чтобы отделы Священного Писания для нее были избираемы применительно к недоуменным вопросам учащихся.

О. Председатель снова ставит вопрос, что же избрать из двух элементов?

О. Сергий Четвериков отвечает: “классное изучение Священного Писания”. Проф. Зеньковский дополняет: “построив его, как систематический курс”. Прот. С. Четвериков не соглашается с такой формулировкой решения. Не надо, говорит он, подгонять, а лишь попутно подходить к апологетическим вопросам. Руководящая мысль, направляющее начало, для всех суждений и размышлений – Священное Писание.

В.К. Недельский изложил соображения участника подготовительного к Съезду Совещания протоиерея И. Ктитарева, которые склонили Совещание поставить на первом месте программы по Закону Божию для седьмого и восьмого классов веро и нравоучительный материал.

Прот. О. П. Беловидов замечает: бояться, будто слово Божие слабее слова человеческого – нельзя. Такой боязни никогда не бывает, кроме разве тех исключительных случаев, когда человек утратит всякую чуткость и восприимчивость к веяниям благодати; к такому человеку относится укоризненное слово Спасителя о животных, пред которыми нельзя бросать бисера – евангельской проповеди. Сам о. Протоиерей уже пять лет практикует изучение Священного Писания. Об этих занятиях учащиеся отзываются так: это – “настоящий Закон Божий”.

Не разделяет опасения о. Ктитарева и проф. Зеньковский. В предварительных беседах учащихся надо “нащупывать” их настроение, состояние духовной почвы и предлагать то, что законоучителю покажется наиболее подходящим. Если встретится и неверующий ученик, надо овладеть им и помочь ему вернуться к вере.

Во время обсуждения данного вопроса была отмечена между прочим и возможность школьных условий, при которых у законоучителя не найдется ни одного авторитетного пособия для занятий. В виду возможности подобных жизненных условий в нашем беженском рассеянии, Комиссия готова была остановиться на компромиссной резолюции такого рода: предметом изучения в 7-ом и 8-ом классах должно быть Священное Писание, но при невозможности надлежащей постановки его, Комиссия не возражает против прохождения обычных ныне курсов вероучения и нравоучения.

По этому поводу Преосвященный Сергий высказал свое убеждение, что даже и без пособий “экзегетика”, т.е. изучение Священного Писания по существу лучше апологетики.

Прот. о. Беловидов опасается, что отсутствие авторитетных пособий по изъяснению Священного Писания, может превратить уроки в одно говорение. Впрочем, и он признает, что при полном отсутствии экзегетических пособий, большое облегчение и помощь законоучителю могут дать параллельные места. В результате продолжительного обмена мнениями, Комиссией принято в 7-ом и 8-ом классах классное изучение Священное Писание с извлечением из него истин христианского веро- и нравоучения по проекту программы, выработанному в свое время прот. С. Четвериковым и включенному затем в состав программы Подготовительного Совещания.

По предложению о. Председателя о. С. Четвериков прочитывает программу для 7-го класса:

1) Нагорная проповедь (Мф. 5,6,7 и параллельные места у св. еванг. Марка и Луки).
2) Притчи Христа Спасителя о Царствии Божии (Мф. 13 и паралл. места).
3) Беседа Господа с учениками о том, кто больше в Царстве Небесном и о соблазнах (18 и параллельные места).
4) Наставления 12-ти апостолам при отправлении их на проповедь (М).
5) Исповедание Ап. Петра (Мф. 16).
6) Беседа Иисуса Христа с Никодимом (Иоанн. 3).
7) Беседа Иисуса Христа с самарянкой (Иоанн 4).
8) Беседа Спасителя с иудеями о равенстве Сына Божия с Богом Отцем ( Иоанн 5).
9) Беседа о таинстве св. Причащения (Иоанн 6).
10) Прощальная беседа Иисуса Христа с учениками (Иоанн 13-17).
11) Беседа Спасителя на горе Елеонской о разрушении Иерусалима, втором пришествии и о Страшном Суде (Мф. 24-25).

ПРИМЕЧАНИЕ: Данный перечень является примерным и может быть сокращен или увеличен в зависимости от количества времени, которым располагает законоучитель и других обстоятельств.

Прот. о. П. Беловидов предложил дополнить этот перечень двумя текстами:
1) Мф. 15, 1-9- учение Господа о значении отеческих преданий
2) Мф. 11, 1-14- учение о субботе.

В таком виде Комиссией принята программа по Закону Божию для 7- го класса.

Затем была прочитана о. С. Четвериковым и получила одобрение Комиссии программа для 8- го класса.

О. Председатель указывает на желательность изъяснения всего послания апостола Иакова, а при разборе намеченных отделов из других апостольских посланий, предлагает учащимся в порядке курсорного чтения содержание того или другого послания в целом. Рекомендует он также пред чтением Священного Писания сообщать учащимся исагогические сведения, хотя бы по такой программе: понятие о Священном Писании; важность Священного Писания; происхождение книг Ветхого и Нового Завета; православное учение о боговдохновенности книг Священного Писания; число, разделение и порядок книг Ветхого и Нового Завета; образование канона священных книг Ветхого и Нового Завета; книги неканонические и их значение; апокрифические книги; история текста Священного Писания Ветхого и Нового Завета; переводы Свящ. Писания; правила при чтении книг Свящ. Писания.

Предложение о. Председателя принято.

Конец заседания, по предложению о. Председателя , был посвящен краткому обмену мнениями об учебниках и учебных пособиях по Закону Божию.

Перейти к верхней панели